Драгоценные камни

Новости

Культовые часы: Шедевры на века. Часть III

Культовые часы: Шедевры на века. Часть III

Полностью от Второй мировой войны Европа оправилась лишь тогда, когда люди к роскоши. А произошло это на рубеже 50-60х годов. Европейцам надоели практичные функциональные товары «двойного» назначения, захотелось беззаботной роскошной жизни, в которой бы ничего больше не напоминало об ужасе, смерти, голоде и холоде. Надоело выпускать приборы для определения времени и самим часовщикам. Они также соскучились по изящным красивым мирным моделям. Поэтому творили они в это время с особым удовольствием. И неслучайно в это время родилась пятерка замечательных культовых моделей.

IWC Ingenieur (1955)

Ingenieur, или, как их зовут европейские поклонники, Inge («Инге»), а по-нашему просто «Инженерские», пожалуй, единственные культовые часы, которые покорили людей не красотой, а внутренним совершенством. Главным создателем этих часов стал пришедший на мануфактуру из Шаффхаузена в 1944 году новый технический директор Альберт Пеллатон. С самого начала он задался целью создать автоматический механизм для наручных часов, причем с нуля и новый, не перерабатывая механизмы для карманных часов, как это было в случае с двумя культовыми моделями IWC - Portuguese и Big Pilot Watch. Пеллатон разработал и запустил в производство не один, а целых два автоматических механизма - Calibre 81 с боковой секундной стрелкой на отметке «6 часов» и Calibre 85 с центральной секундной стрелкой в течение всего лишь 6 лет. Это подвиг, так как тогда не было ни компьютеров, ни электронных чудо-станков. Пеллатон не стал копировать существующие узлы автоподзавода.

По его мнению, они не совсем годились для модельного ряда IWC, основу которого всегда составляли профессиональные часы с огромным запасом прочности и надежности. В итоге разработанная им система вошла в историю часового дела как «автоподзавод Пеллатона». От обычного он отличается вкратце следующим: большой (почти в пол- механизма) тяжелый сектор имеет пружинную подпорку, которая выполняет функцию одновременно стабилизатора и амортизатора при ударах. Барабан заводится при вращении сектора в обе стороны благодаря кулачковой системе. Таким образом, эффективность автоподзавода резко повышается. Получив в свое распоряжение автоматические калибры, руководство задумалось, как ими распорядиться.

Несмотря на то что Вторая мировая 10 лет как закончилась закончилась, бестселлерами компании продолжали оставаться наручный морской хронометр Portuguese для ВМФ разных стран и несколько разновидностей авиачасов во главе с Big Pilot Watch и Mark XI. Совет директоров решил не искать добра от добра и создать часы для гражданских профессионалов - героев Германии того времени, то есть инженеров, которые в считанные годы восстановили экономику страны из руин. Для первых «Инженерских» Пеллатон выбрал Calibre 85 с центральной секундной стрелкой. Калибр был усовершенствован и получил референс 852. Конструкцию корпуса авиачасов с дополнительной антимагнитной внутренней капсулой из мягкого железа оставили. При этом диаметр корпуса составляя всего лишь 36,5 мм. Эмблемой Ingenieur стала молния, символизирующая устойчивость часов к воздействию электромагнитного поля. В 1955 году были выпущены 4 версии Ingenieur: в стальном двойном корпусе с черным циферблатом, в стальном корпусе на стильном стальном браслете с голубым циферблатом, биколорные модели (сталь/золото) и даже роскошный вариант в золотом корпусе с белым циферблатом. Все модели выдерживали воздействие электромагнитных полей силой до 40 000 А/м, хотя, по швейцарским стандартам, антимагнитными считаются часы, способные противостоять 4800 А/м. Успех Ingenieur превзошел даже самые фантастические прогнозы. Рекламный слоган гласил: «Идеал для профессионалов, нуждающихся в абсолютно надежных точных часах, с которыми ничего не случится в любых обстоятельствах».

Успех Ingenieur можно объяснить извечным стремлением людей иметь одни часы на все случаи жизни. Ее классический и одновременно немного спортивный облик и впрямь подходит к любой ситуации. А потрясающая неубиваемость и отменная надежность были отличным довеском к универсальному дизайну. Когда люди убедились в том, что новинка и в самом деле «абсолютно надежные, точные часы, с которыми ничего не случится в любых обстоятельствах», популярность Ingenieur выросла до неправдоподобных размеров. Модель быстро стала часами номер 1 на очень больших и сложных рынках Германии и Австрии, где соотношение «цена/качество» для клиента свято, а «престиж и традиции» - понятия мифологические. Благодаря IWC Ingenieur в перечень услуг часовых мастерских вошла замена циферблата. То есть часы прекрасно работали, отлично выдержали испытание временем механизм, корпус, стекло и сам циферблат (ведь у Ingenieur он выполняет еще и роль дополнительной защиты механизма от излучений), но владелец, не желая расставаться с любимым аксессуаром, хотел просто обновить его вид и освежить чувства сменой циферблата. Сверхуспешная модель выпускалась практически без изменений 21(!) год.

В 1972-м знаменитый дизайнер Джеральд Джента потряс основы швейцарского часоделия легендарной моделью Audemars Piguet Royal Oak, вошедшей в историю как первые часы класса Sport de Luxe. Ее успех заставил IWC задуматься над обновлением своего бестселлера. Новый дизайн пригласили разрабатывать того же Дженту.

Маэстро развил на базе Ingenieur свою уже опробованную на Royal Oak идею века: бочкообразный корпус, круглая часовая капсула с мощным ободком, который крепился пятью винтами. Все это «хозяйство» крепилось к стильному интегрированному стальному браслету. Но триумфальное шествие по миру кварцевых часов помешало Ingenieur Jumbo SL достичь успеха, но к чести IWC, она не сняла с производства культовую модель, предприняв интересный маркетинговый ход: «Мы создаем часы для профессионалов, а их по определению много быть не может».

На базе Jumbo SL начали создаваться профессиональные модели-рекордсмены. Например, первые часы в титановом корпусе, первые антимагнитные и водонепроницаемые карманные часы (ref. 5215). Или модель Ingenieur 500 000 A/m, выдерживавшая указанное чудовищное излучение (в 12,5 раз больше стандартного Ingenieur) Ref. 3508 производилась с 1989 по 1992 год. Вторую жизнь Ingenieur получили в наше время. Ренессанс начался в 2004 году, когда появились часы в корпусе диаметром 44 мм на базе новейшего семейства калибров 8000-й серии. На демонстрации возможностей этих механизмов инженеры изо всех сил прижимали ротор к платине и с противным скрежетом начинали вращать корпус калибра. Секторы автоподзавода бодро вращались даже после сотой экзекуции. Механизмы 8000-й серии по-прежнему имеют систему автоподзавода Пеллатона, а корпуса Ingenieur Automatic - все ту же конструкцию (с дополнительным внутренним корпусом из мягкого железа). Но так как в циферблат теперь интегрирована антимагнитная «клетка Фарадея», часы выдерживают воздействие поля силой уже 80 000 А/м. Украсил часы и стильный ободок из керамики.

Vacheron Constantin Extra plate/Patrimony (1955/1960)

В 1955 году знаменитый часовой дом Vacheron Constantin готовился отмечать 200-летие. Дела у компании в то время шли не то чтобы плохо, но и не скажешь, что очень уж хорошо. Поэтому юбилей было решено отмечать выпуском не какой-нибудь сверхсложной модели, а установлением мирового рекорда в виде самых тонких и изящных часов в мире.

К счастью, давний прекрасный поставщик механизмов для Vacheron Constantin в лице мануфактуры Jaeger-LeCoultre с энтузиазмом откликнулся на просьбу создать самый тонкий механический калибр в истории часового дела диаметром 9 линий (20,8 мм) и высотой всего лишь 1,64 мм. Calibre 1003 имеет ручной завод, частоту 18 000 пк/ч и запас хода 31 час.

На выставке в Базеле, да и во всем мире эти часы произвели огромный эффект. В ту пору часы назвали просто «Ультратонкими» (Extra plate). Но спрос на них как в США, так и в Европе был таков, что компании пришлось придумывать ультратонким часам более звучное название. И так как модель была выпущена в честь 200-летия дома, часы назвали Patrimony, что можно перевести, как «родовое имение, вотчина, наследство».

Название оказалось пророческим. Ультратонкие часы до сих пор считаются вотчиной Vacheron Constantin, золотые часы в корпусе толщиной с лезвие кухонного ножа до сих пор передаются по наследству от отцов к детям, и пользуются неизменным высоким спросом на аукционах. Особо ценятся коллекционерами Patrimony 1960 года выпуска в желто-золотом или бело-золотом корпусе со светлым посеребренным циферблатом, лаконичными часовыми метками и тончайшими стрелками. Они считаются образцом современных классических часов. Сегодня Vacheron Constantin ассоциируется именно с коллекцией Patrimony. Это флагманская коллекция дома.

Omega Speedmaster (1957)

Эти часы летают в космос чаще других, они первыми побывали на Луне, спасли жизнь троим астронавтам, доверяют им и наши космонавты. Во времена американо-советской лунной гонки, все, что было связано с национальными программами, было засекречено. Поэтому владелец лучшего хьюстонского часового магазина был на седьмом небе от счастья, когда в сентябре 1964-го два моложавых посетителя с короткими стрижками и прямыми спинами неожиданно приобрели у него около 10 хронографов разных марок.

Среди них был и Omega Speedmaster, стоивший по случаю распродажи всего 82,5 доллара. Эти ребята были экспертами NASA, подбиравшими наручные часы для программы Apollo, предусматривавшей высадку на Луну. И для этого требовались часы, способные выдержать невесомость, вакуум, сильное электромагнитное излучение и огромные перепады температуры. Жестокие тесты выдержал лишь серийный хронограф Omega Speedmaster. Вот какие часы уже тогда делали на Omega! Но мир оценил их достоинства лишь 21 июня 1969 года, когда Нил Армстронг прогулялся в них по Луне. В ознаменование успеха Speedmaster незамедлительно переименовали в Speedmaster Professional. А в апреле 1970-го Speedmaster стал еще более знаменит. Он спас жизнь членам экипажа Apollo-13, которые после отключения бортового компьютера засекали время экспедиции и возвращения на Землю по Speedmaster Professional. Секундная ошибка в расчетном времени работы двигателя оказалась бы роковой, но хронограф и тут выручил.

Космонавтов во всех странах мира в те времена обожали так, что их славе могут позавидовать все современные знаменитости вместе взятые. Ну и, конечно же, такие же часы, как у героев своего времени, мечтали иметь все земляне. Водонепроницаемая версия Speedmaster (уже без модуля хронографа) под названием Speedmaster стала не менее известной и культовой. Но уже благодаря рекламщикам Omega, которые пристроили эти часы на запястье суперагента 007 Джеймса Бонда. В этом году в честь 40-летия прилунения Omega выпустила Speedmaster Professional Moonwatch - почти точную копию часов Армстронга. Внутри работает калибр Omega 1861, специально созданный по образу и подобию оригинального Calibre 321. Единственное видимое отличие современных часов от оригинальных - в отсутствии бокового секундного циферблата: на его месте красуется медальон с изображением эмблемы миссии Apollo-11. И судя по безграничному доверию, которым Speedmaster Professional до сих пор пользуется среди американских и российских космонавтов, первые лунные часы станут первыми на Марсе.

Heuer Carrera (1964)

Хронограф Carrera стал культовым, воплотив в себе представления людей о красивой жизни в 60-е годы. Его можно назвать первым современным хронографом, который определил дизайн и функциональность подавляющего большинства других легендарных моделей. В 60-е годы европейцы до душевных судорог завидовали американцам. Мужчин в Европе было мало, да и те, что уцелели, были на всю жизнь ранены физически или духовно.

Настоящие мужчины -здоровые, веселые, богатые - приезжали в Европу из Америки, как современные туристы из западных стран в какой-нибудь Таиланд, за дешевыми наслаждениями и красиво сорили деньгами. А у себя дома американцы водили шикарные огромные, как дом, лимузины. Выпускали фантастические мощные спорткары и гоняли с безумной скоростью по замечательным дорогам... Именно в это время Мексика закончила строительство своего участка Панамериканского шоссе и решила в честь великого праздника обновить современный хайвэй с помощью ралли с участием самых крутых авто того времени.

Так родилась легендарная гонка La Carrera Panamericana Rally Mexico длиной 3500 км от границы Гватемалы до пределов США. Прекрасная современная магистраль еще и очень живописна. Она проходит сквозь прерии, пустыни, горы и тропические джунгли. Это настоящий вызов новейшим авто и мастерству пилотов. Неудивительно, что ралли собрало лучших пилотов мира на лучших современных авто - и мгновенно стало легендой автоспорта. Carrera Panamericana надолго запала в сердца европейцев как символ далекой красивой жизни и успеха. Вечно нейтральная Швейцария в отличие от соседей не пострадала от войн,  если, конечно, не учитывать резкий спад продаж швейцарских часов на континенте.

Именно в это время большинство престижных часовых брэндов сосредоточились на богатом американском рынке, который, кстати, до сих пор для большинства швейцарских компаний является рынком №1. Лично изучал Америку в это время и 20-летний Джек Хойер, который собирался возглавить семейную компанию Heuer. Уже тогда молодой Хойер был фанатом автоспорта, и с ростом его популярности начал задумываться о разработке системы хронометража. Уникальная система ACITS (Automatic Car Identification and Timing System) была принята в «Формуле-1» в 1976 году и используется по сей день.

А для начала молодой Хойер решил создать авангардный стильный хронограф для поклонников автомобилей. Ему это удалось блестяще! Хронограф с классическим колонным колесом и ручным заводом Heuer Carrera (названный, естественно, в честь ралли Carrera Panamericana) на базе калибра Valjoux 72 с боковым секундным циферблатом, 12-часовым и 30-минутным счетчиками стал настоящей сенсацией по обе стороны океана. Американцы полюбили Carrera за ультрасовременный дизайн и принадлежность к престижному брэнду Heuer. Европейцам также понравился дизайн, а еще больше то, что Carrera ассоциировалась с далекой сказочной жизнью за океаном. Удивительно, но по большому счету Хойер ничего особенного не изобрел. Он просто решился на очень смелый по эстетическим понятиям тех лет шаг: нанес секундную шкалу с точностью до 1/5 секунды на фланец или боковую стенку, расположенную между циферблатом и стеклом.

А затем вынес тахиметрическую шкалу за обычную разметку. До этого, согласно эстетическим канонам швейцарского часового искусства, шкалы хронографа и тахиметра полагалось размещать до часовой разметки в узком пространстве между последней и окружностями дополнительных циферблатов. Делалось это за счет уменьшения диаметра счетчиков. Вот, собственно, и все, что сделал Джек Хойер. Но результат вышел поразительный: на циферблате появилось много места. Визуально казалось, что он увеличился вдвое вместе с самим корпусом, хотя тот сохранил традиционные классические размеры 36 мм. Счетчики хронографа увеличились и обрели превосходную читаемость. Спортивные сложные часы приобрели оттенок аристократической сдержанности. Разметка тахиметрической шкалы начиналась с отметки 155 миль, или 250 км/час - рекорд скорости спортивных авто того времени, установленный во время одной из гонок Carrera Panamericana.

Немаловажную роль во всемирном успехе модели сыграла и ее доступная цена. На хронограф в стальном корпусе Джек Хойер установил ценник в 70 долларов, а самая роскошная золотая версия - всего лишь 240. Пафосные старомодные хронографы других именитых швейцарских брэндов стоили в разы дороже. Спрос на хронограф Carrera был столь велик, что порой фабрике Valjoux не хватало производственных мощностей, чтобы снабжать компанию Heuer достаточным количеством мехнизмов. Поэтому вскоре вслед за Carrera 12 буквально в течение года появились модели Carrera 45 и Carrera Dato. В них использовались три калибра с хронографом: уже упоминавшийся мной Valjoux 72, Valjoux 92 (с боковым секундным циферблатом и единственным 45-минутным счетчиком хронографа), а также Landeron 189 (хронограф с кулачковым механизмом, 45-минутным счетчиком, без бокового секундного циферблата, но с календарем-дата).До 1970-го было выпущено 20 разновидностей Carrera.

Успех Carrera был столь велик и устойчив, что модель издавалась практически без каких-либо дизайнерских изменений вплоть до кварцевого кризиса конца 70-х, когда в моду вошли роскошные, по понятиям того времени, подушкообразные корпуса. В 1969 году произошло событие, благодаря которому Carrera навсегда вошла в анналы часового искусства. На выставке в Базеле был презентован первый автоматический хронограф в мире.

И установлен он был в корпусе Carrera! Рекламный плакат того времени гласил: «За незначительным изменением дизайна корпуса кроется гигантская революция. Мы перенесли заводную головку на левую часть корпуса, чтобы напомнить вам - этот хронограф не нужно заводить никогда! Мы работали ради этого 15 лет». Джек Хойер смело экспериментировал со своей любимой моделью.

Он опробовал на ней множество радикальных дизайнерских идей: и подушкообразный корпус, и черное титановое PVD (Carrera Black Watch). Это сейчас оно актуально, но в конце 70-х вызвало шок и восторг одновременно. Выходит, Джек Хойер опередил время на 30 лет. Даже серия продаж контрольного пакета компании Heuer сначала Piaget, а потом и французской TAG-Group не повлияли на популярность Carrera. Более того, владелец TAG-Group Акрам Оджех, который первым делом переименовал компанию в TAG Heuer, даже распорядился продавать хронографы под прежним брэндом Heuer Carrera, пока не иссякли запасы циферблатов... Когда люди увлеклись кварцевыми часами, руководство компании подумало, что век Carrera окончен, и заменило ее новой коллекцией S/El (Sport and Elegance - ныне Link).

Но особых дивидендов эта замена не принесла, и, к счастью, руководство одумалось. Справедливо рассудив, что забывать лучшие традиции прошлого негоже, оно запустило в 1997 году новую коллекцию под названием Classics. Первой моделью серии стала 1964 Carrera Re-Edition. Но настоящее возрождение культовой модели состоялось в наши дни, когда компанию TAG Heuer приобрел ведущий концерн роскоши LVMH. Концерн немедленно вернул Джека Хойера, назначив его на пост почетного председателя и поручив присматривать за развитием брэнда.

Три года тому назад была представлена потрясающая Carrera с революционным механизмом Calibre 360 - механическим хронографом, который способен измерять промежутки времени с точностью до 1/100 секунды. А в прошлом году TAG Heuer презентовала новейшую часовую коллекцию Grand Carrera. Carrera до сих пор нравится людям больше всего и приносит компании 15 процентов от общей прибыли.

Corum - Admiral's Cup (1960)

Слава этих часов столь велика оглушительна, что многие земляне, прекрасно зная хронометр Admiral's Cup, не догадываются о существовании Corum - компании, которая их производит. Часы в 12-гранном водонепроницаемом корпусе с выгравированным на задней крышке парусником, а также цифрами часовой разметки в виде символов морского международного кода знают и любят во всем мире.

Это тот редкий случай, когда слава модели затмила известность фирмы, которая ее произвела. Регату Admiral's Cup придумала и организовала самая великая морская держава мира - Великобритания. В 1957 году заядлые английские яхтсмены сэр Майлз Уайэтт (председатель совета директоров British Airways) и сэр Питер Грин (глава Lloyds of London) пришли к выводу, что бывшей повелительнице морей стыдно не иметь ни одной престижной регаты.

Так появилось соревнование парусных яхт океанического класса. Сэр Майлз возглавил Royal Ocean Racing Club и автоматически получил чин адмирала, поэтому друзья и назвали регату Admiral's Cup. Уровень участников и организации Admiral's Cup, которую решили проводить раз в два года, были настолько высоки, что мероприятие сразу же получило статус неофициального чемпионата мира. Одноименных часов регата удостоилась лишь в 1960-м, когда Corum выпустил модель Admiral's Cup в прямоугольном водонепроницаемом корпусе с выгравированным на стальной задней крышке парусником. Водонепроницаемый прямоугольный корпус! Тогда это было так же престижно и стильно, как иметь яхту с эмблемой RORC на борту.

И хотя сертификат хронометра завершал список достоинств Corum Admiral's Cup, часы стали культовыми менее чем за год. Обладать этим аксессуаром мечтал каждый уважающий себя яхтсмен. Модель пользовалась таким успехом, что просуществовала без особых изменений в течение почти 20 лет, несмотря на то что самым бесцеремонным образом подделывалась всеми, кому не лень. Даже рождение в начале 70-х часов класса Sport de luxe во главе с Royal Oak от Audemars Piguet не поколебало позиций Corum Admiral's Cup. Тем не менее время и увеличивающаяся с каждым годом конкуренция заставили Corum задуматься над развитием и усовершенствованием модели. Вторую жизнь в нее вдохнул ее 20-летний юбилей.

В первую очередь изменился корпус, обретя нынешний вид. 12-гранная форма Admiral's Cup не оригинальна, а заимствована у весьма успешной спортивной модели Corum Lion Heart. Но именно у Admiral's Cup она получила столь мощное дизайнерское «обоснование» - часовую разметку, обозначенную цифрами - символами морского международного кода. Идею подсказал один из итальянских дилеров компании. «Такого нет ни у кого, - убеждал он. - Как же стильно и концептуально это будет смотреться!» И оказался прав. Ныне цифры от 1 до 12 в виде флажков - одна из самых узнаваемых фирменных черт Admiral's Cup. Теперь их можно отыскать и на роторе автоподзавода, где они обозначают год выпуска часов.

Корпус значительно увеличился (до 44 мм в диаметре) и обзавелся стильными и мощными ушками для браслета, которые сбоку напоминают силуэт яхты, а также защищенной заводной головкой в форме кнехта (чугунная или стальная тумба, к которой крепится трос). Об оригинале в этой модели напоминал лишь по-прежнему плывущий по задней крышке парусник. Но главной и самой интересной модернизации подвергся механизм Admiral's Cup. Corum заказал компании Dubois-Depraz разработку уникального модуля, который позволил бы владельцу часов следить за временем и силой приливов и отливов в конкретной точке земного шара. Так родилась модель Admiral's Cup Tides - единственные механические часы, которые обладают индикатором времени и силы приливов. Современный модельный ряд Admiral's Cup включает в себя кроме хронографа Tides еще и обычный хронограф, трехстрелочный хронометр с вращающимся безелем, сплит-хронограф и даже вечный календарь.  Все модели оснащаются только автоматическими механизмами. Размеры корпусов 48, 44, 38 и 28 мм соответствуют стандартным габаритам парусных яхт (в футах). А настоящим хитом последних лет стали модели в огромных роскошных корпусах 48 мм.

height="53">
Тимур Бараев специально для
часовой мануфактуры
IWC Schaffhausen и РБК
"Бизнес-Стиль"
target="_blank">src="http://style.rbc.ru/images/uniora/58/1180703930_0058.100x53.jpg"
border="0" alt="" width="100" height="53">

часовой обзор
16.10.2009 // Источник: РБК Стиль


Еще новости

15.10.2009
Maya Jewels создал коллекцию украшений из парфюмерных флаконов
14.10.2009
Рокерский шик Queensbee
13.10.2009
Свадебная ювелирная коллекция Diamond In The Rough


2008-2019 Ювелирный каталог Ювелир PRO | Карта сайта1 | Карта сайта2

Создание сайта: 2Opexa